Skip to content

Сайт поэта Сергея Худякова

Главная arrow Проза arrow По Кавказу
По Кавказу
Статья о походе по Кавказу летом 1962 года, опубликованная в газете "Голос рабочего" 15 сентября 1962г.

В августе наша группа самодеятельных туристов из семи человек: Нина Агапова, Светлана Новоплоднова, Володя Глухов, Гера Попов, Света Кислова, Оля Коробова и я совершили поход по Западному Кавказу.

За неделю до отправления ходили на инструктаж в клуб туристов.

Отправление было назначено на вечер 28 июля. Перед этим мы собрались на квартире у Нины Агаповой. Укладывали рюкзаки, распределяли продукты. Мать Нины смотрит на нас и говорит:

- Надо же! Все люди едут отдыхать, как люди, а вы, грешные мученики, будете таскать эти огромные рюкзаки. Да какой же тут отдых?

Мы возражаем и доказываем, что поход для нас - это и есть отдых.

Через несколько дней поездом через Москву добрались до Черкесска.

Город небольшой, пыльные, выложенные камнем улицы, маленькие дома, обрамленные садами.

Из Черкесска утром выехали на конечный пункт в селение Архыз. Сначала ехали хорошей асфальтированной дорогой. На пути встречались большие плантации кукурузы и подсолнечника, иногда отары овец, небольшие селения. Постепенно дорога вела в горы. Едем возле извилистой реки Большой Зеленчук. Шумливая, быстрая, несет она навстречу нам свои лазуревые воды. Автобус теперь бросает из стороны в строну. То он резко поднимается вверх, то дрожжа, как в лихорадке, идет вниз по уклону, стучат по кузову машины мелкие камушки. Но вот горы обступают нас со всех сторон. Задирая голову, глядишь на их вершины сквозь стекло. Иногда смотришь, а внизу пропасть, просто страх берет. По дороге мы пели песни, смеялись.

Доехали до Архыза. поселок расположен на высокогорной долине, примерно на высоте 1500 метров над уровнем моря. С севера высокий хребет Абашира-Ахуба. С юга цепь отрогов Главного Кавказкого хребта.

Остановились возле реки на ровной площадке.

Раскинув палатки, мы назначили дежурных - кострового и повара. В первый день обед и ужин готовила Оля Коробова, ей помогали и другие. Света Новоплоднова стоит с ложкой в руке и спрашивает:
-Девчонки, солили или нет?
-Конечно, солили, - отвечает Оля.

Но она все равно пробует вскипевшую воду с молоком для манной каши, потом, убедившись, что солить достаточно, засыпает крупу. Вот и ужин готов. На первое мясной суп из говяжей тушонки, на второе - каша. А какая вкусная каша, да еще на молоке!

Ели втроем из одной миски: я, Володя и Гера. У Володи ложка деревянная, с узорами, объемистая: как почерпнет, так четрверти миски и нет. А ночь звездная. Посмотришь на небо и не можешь оторваться. Позабыв про кашу Володя спрашивает у девчонок:
-Вот это что ли Большая Медведица? А где тогда Малая?

Пока он искал после Медведиц полярную звезду, мы с Герой съели всю кашу. Обиженный, с пустой миской он идет к Оле и говорит:
-Оленька, положи, пожалуйста, еще каши.

На второй день нашего пребывания в Архызе ходили в радиальнй поход на акклиматизацию и поднимались на хребет Абашира-Ахуба, а еще через день пошли, наконец, по главному маршруту, к перевалу Наур.

Места красивые, живописные. Вековые пихты, огромные сосны, клены, ольха, березки, черемуховые кусты - каких только деревьев тут нет! Попадалось много красной смородины и малины. Шли вверх по реке Псыш.

В пути к нам присоединились трое мужчин из лесничества - два черкеса и один русский. Оставив лошадей в предгорной долине, они поднимались с нами на перевал. Впереди шли Якуб и Осусей (так звали черкесов), а третий, Ярослав, между нами. Якуб шел не торопясь, часто останавливался и поджидал отстающих.

Подъем очень крутой. Река Псыш превратилась в ручей. Вода падала с высоты, ударялась о камни, множество брызг летело в разные стороны.

Первый подъем взят. На ровной площадке высокогорное озеро. Лес остался далеко позади, только мелкие кусты родедендрона да небольшая травка с цветочками зеленели, словно ковер, возле озера.

Поднялись еще немного вверх, под ногами загремели мелкие камни. Небольшой отдых, и мы ступаем на твердый снег. Ноги скользят, но у каждого из нас палки-альпинштоки. В случае падения сразу страхуешься. От снега веет прохладой, но с наших лиц льет струей пот, хотя шли раздевшись: мальчики в одних трусах, девчата - в купальных костюмах. Небо ясное, ни облачка.

Последний снежник с уклоном градусов под шестьдесят взят. Смотрю сверху на горы, на долины, расположенные далеко внизу, на ущелья, и сразу вспоминаю Пушкина:
Кавказ подо мною, один в вышине
Стою над снегами у края стремнины...

В центре перевала обложенный камнем деревянный шест. Это тур. Мы раскладываем его и в банке находим записку:

"1961 год. 17 августа на перевал Наур взошла группа одесских политехников: Роженко, Багуцкая, Дормидонов, Крылова, Вакула, Демиденко. Идем из Архыза в Сухуми. Перед нами прошли немцы из ГДР, но тура мы не нашли. Привет всем туристам, идущим за нами, легких рюкзаков и ясной погоды! Салют!"

Мы тоже написали записку и, положив в банку, восстановили тур.

Отдохнув и распрощавшись с лесниками, пошли на спуск, в солнечную Грузию. Спуск дъявольски крут. Один неосторожный шаг, и ты покатишься вниз.

Поздно вечером добрались до коша пастухов, где и заночевали.

Через два дня, пройдя еще два перевала, добрались до селения Псу и оттуда с группой ростовских туристов через перевал Анчхо направились к озеру Рица.

От ростовчан узнали о полете советских космонавтов тт. Николаева и Поповича. Все очень обрадовались.

Через сутки добрались до Рицы. Почти целый день провели там. Это сказочное озеро образовалось в результате обвала скалы, перекрывавшей ущелье, по которому тек ручей. Покатались на полуглиссере, пообедали в шашлычной.

На этом наш турпоход закончился. Вечером на автобусе поехали в Пицунду, к морю. На пути встречались высокие каменные башни. Они в старое время служили горцам для наблюдения за противником.

В Пицунде мы отдохнули двое суток и остаток отдыха провели в Сухуми.

Мать Нины Агаповой оказалась неправа: отдохнули мы отлично.

Газета "Голос рабочего" 15 сентября 1962г., №32 (890)

 
< Пред.
Утро


Снежок серебрится,
Резвится мороз.
Все больше ресницы
У мерзлых берез.
Заря над простором,
Расстаяла мгла.
И солнышко скоро
Взойдет без тепла.
Давно уж кочует
Морозная пыль.
Зайчишки танцуют
Усердно кадриль.
На беленьком глянце,
Пока не устал,
Рисуется в танце
Прыгун - горностай.
На кустиках чутко
Сидят снегири,
Их красные грудки
Не хуже зари.
И свист испуская
С верхушек седых,
На завтрак скликают
Соседей своих.
Снежок серебрится,
Резвится мороз.
Все больше ресницы
У мерзлых берез.